RSS Feed

Posts Tagged ‘тексты’

  1. Колесо таблеток

    1 апреля, 2021 by bibi

    Сценарий мультфильма

    Заставка:

    закатывается таблетка в кадр, при приближении видим, что в ней катится тело человека в круге Леонардо да Винчи. Титры с названием «Колесо таблеткок», созвучно с колесом сансары.

    Мультфильм:

    Маленький человек, то есть ребёнок играет на полу в комнате, ему приносят таблетки — витамины в маленькой чашечке, мы видим только чашечку и руки приносящего.

    Звучит фраза:

    — Вот витамины.

    Ребёнок поднимает глаза и смотрит на камеру, как бы на приносящего.

    Теперь он уже подросток, играет в компьютерные игры за ноутом, стук в дверь, ему приносят витамины в чашечке побольше:

    — Вот витамины.

    Теперь он уже женат сидит с ребёнком играет, ему приносят витамины в кружке ещё больше:

    — Вот витамины.

    Теперь он уже старик, очень весёлый, беззубый, на лавочке греется на солнышке, ему приносят витамины в большой кружке:

    — Вот витамины.

    Старик в блаженстве закрывает глаза, потом кадр поворачивается, начинает вертеться, как будто закрутилось колесо. Темнота. Опять потихоньку зажигается свет и мы видим ребёнка, в чертах которого угадывается лицо старика. Он играет, ему приносят маленькую чашечку с витаминами:

    — Вот витамины.


  2. Волшебные кроссовки

    16 марта, 2021 by bibi

    Приезжаю я в магазин на Таганку, чтобы купить кроссовки. И вдруг вижу — прекрасные кроссовки с гортексом, то есть тёплые, как и ищу. И оказалось, что это именно мой размер и именно одна пара осталась. Меряю — идеально подходят. Сразу покупаю.

    Так легко я ещё никогда не покупал обувь: чтоб прийти и взять с витрины то, что надо.

    Выхожу из магазина и думаю: хочется надеть кроссовки.

    Спускаюсь навстречу солнцу, к реке. Ветрено, но пуховик хороший, не продувается. Вижу лавочку, сажусь. Переобуваюсь. Укладываю в коробку ботинки вместо кроссовок и вдруг ветер уносит пакет. Тот самый пакет, который дали в магазине для коробки с кроссовками. Я за ним бегу, оставив коробку с ботинками на лавочке. Он от меня рывками улетает, будто дразнится. Вдруг пакет поворачивается на ветру и из него выпадает маска. Вспоминаю, что после магазина маску в пакет положил. Поднимаю маску с земли, смотрю — пакет с сильным порывом ветра улетел уже очень далеко. Ну, думаю, бог с ним. Хорошо, что маску оставил. Маска-то хорошая, многоразовая.

    Засовываю руку в карман — а там свернутая сумка для покупок, которую мне Маша перед выходом дала. Вот радость: можно коробку с ботинками туда положить!

    Далее решаю опробовать кроссовки в деле. Прошёл немного — удобные. Ну, думаю, кроссовочки, пойдём погуляем.

    Иду во дворы таганских многоэтажек. Любуюсь архитектурой в свете солнышка, фотографирую. Выхожу к церкви. Смотрю — мужичок идёт, с работы видимо, в руках держит чемоданчик. Идёт прям на церковь и крестится, крестится. Поворачиваюсь влево от церкви: огромный портал на сталинском доме — этажа в три. А в портале — деревянная дверь, маленькая такая по сравнению с порталом. Я притаился: жду, когда солнце выйдет из-за туч, чтобы сфотографировать этот архитектурный замысел. Оно всё не выходит и не выходит, зато выходит из-за угла мальчишка, и прямиком к порталу. Наблюдаю: мальчишка с трудом открывает тяжелую дверь и скрывается за ней, как мышонок за шкафом.

    Иду дальше. Выхожу на улицу, которая идёт к метро. И попадаю в поток людей. Вспоминаю, что пятница и рабочий день короткий. И все эти люди идут с работы к метро, а некоторые — в противоположную сторону. Замечаю компанию разнополых офисных сотрудников. Идут дружной группкой, шутят, любо посмотреть. Подхожу к метро: на лавочке кто-то оставил зелёный свитер. Перехожу Садовое Кольцо. На улице Марксистская тоже народу много: подростки с целеустремленным взглядом, мужичок в капитанской кепке, бедно одетая женщина с довольным видом, богато одетая богема с гордым видом. Да, ещё калмык в колпаке из белого войлока прошёл.

    Особо меня поразило наличие новых магазинов. У нас ведь не Китай, а меняются они с китайской скоростью. Хотя я давно не был в том районе — где-то полгода…

    Но что уже точно у нас по-китайски, так это электровелосипеды. Пару раз не понимал, в Китае я или не в Китае: на маленьких бесшумных электрических велосипедах люди с азиатскими лицами лихо лавировали то между машинами, то между людьми на тротуарах. Приглядываюсь: а на багажнике у них большие коробки, на которых написано: доставка еды «На Районе».

    Пока шёл а и удивлялся людям и общей живости улицы, прошёл мимо Таганского Парка. На подходе к Покровскому Монастырю у Абельмановской Заставы думаю: надо перейти улицу, чтобы рассмотреть монастырь в близи. Перехожу и вижу вывеску «Таганский Парк». Не может быть, думаю, Таганский Парк ведь уже был! В телефончик заглядываю, карту смотрю. Оказывается, то был Детский Таганский Парк, именно с приставкой «Детский».

    Думаю заглянуть. Захожу и вижу: парк небольшой и тянется вдоль забора монастыря. Решаю найти вход в монастырь из парка. Иду вдоль монастырских стен, но никакого входа не нахожу. Зато в самом углу парка встречаю здание с башней в стиле конструктивизма. Высокую, красивую, с круглыми окошками и интересными балконами. Стоит эта башня, красуется в лучах мартовского солнца, а за ней — огромное облако, словно гора.

    И тут время остановилось. Далеко за башней бесшумно пролетел самолёт. А потом несколько чаек.

    Уже на подъезде к дому я догадался: кроссовки — волшебные.


  3. Шёпот моды

    20 июля, 2020 by bibi

    сценарий сценки для сериала 2 pizza or not 2 pizza


    Один нацепил на себя странный прикид и шапку, собирается танцевать под музыку для сториз в инстаграм. Подходит другой.

    Пришедший:

    — Что это ты такое делашь?

    Нарядившийся:

    — Да вот, собираюсь танцевать в сториз.

    Пришедший:

    — Да ты чё, танцевать уже не модно.

    Снимает с нарядившегося шапку вместе с косичками, сделанными из ленты.

    Нарядившийся пытается ухватиться за косички, но они выскальзывают у него из рук.

    Нарядившийся, с сожалением:

    — Ой, косички… (поворачивается к пришедшему) А что теперь модно?

    Пришедший:

    — Теперь модно просто стоять и смотреть в камеру.

    Оба встали и смотрят в камеру серьёзно. Далее диалог происходит, смотря в камеру, не отрывая взгляд.

    Нарядившийся после паузы:

    — Что просто стоять как дебил?

    Пришедший:

    — Почему как дебил? Модно стоять с умным лицом.

    Оба как заворожённые смотрят в камеру и пытаются сделать умное выражение лица.

    Нарядившийся после паузы:

    — И долго так стоять?

    Пришедший:

    — Долго. Сторизы всё равно все пролистывают. Они листают, а ты всё стоишь как дебил, ну то есть с умным выражением лица, и смотришь на них.

    Нарядившийся, медленно:

    — Интересная мода…

    Оба, как заворожённые, не отрывая взгляда от камеры, абсолютно синхронно начинают движение на камеру.


  4. Эксперимент

    18 февраля, 2019 by bibi

    Поездка в лабораторию

    Сегодня мне приснилось, что наш знакомый по вОкруг да ОкОлО Роман решил сделать нам сюрприз: подарить поездку в лабораторию. Он очень вдохновлённо рассказывал об экспериментах, которые ставят в одной отдалённой, затерянной в лесу лаборатории, но о подробностях эксперимента умалчивал — хотел, чтобы мы удивились на месте. И вот несколько микроавтобусов мчатся по гладкому асфальту шоссе к чудо-лаборатории. В них сидят читатели вОкруг да ОкОлО и мы. Где-то на шоссе микроавтобусы делают остановку, все выходят на воздух. Пьём чай из термосов, разминаемся. Люди общаются. Мы садимся на асфальт, облокачиваемся на искусственный холм, тянущийся вдоль дороги с одной стороны шоссе, и перед нами открывается вид. За огромным диким полем вырастают небоскрёбы мегаполиса. Они имеют разную форму и высоту. Тут я говорю ребятам: «Вот мы и увидели Нью-Джерси». Оказывается лаборатория, в которую мы направляемся, находится где-то за Нью-Джерси. А вокруг Америка, где мы никогда не были.
    Мы уже в лесу у входа в лабораторию. Парадный подъезд, машины подъезжают, из них выходят люди, иногда целые семьи — очень похоже на санаторий советского типа.
    Всю нашу группу провожает женщина в белом халате в специальное помещение-кинотеатр. Нас просят разуться перед дверью кинотеатра, и мы заходим в просторную освещённую тёплым светом комнату с мягким тёмно-красным ковром и большими удобными разноцветными подушками на полу. Устраиваемся удобно на подушках. Через некоторое время свет приглушается, и на белый экран на стене начинает проецироваться ролик.

    Ролик

    На экране появляется девушка-кукла барби. Камера снимет её то крупным планом, то издалека. То, что это необычная девушка, становится ясно не только из-за её пластикового лица и тела (подобный визуальный эффект можно получить, применив некоторые косметические средства), но также об этом говорят её суставы-сочленения в подмышках. Когда девушка поднимает руки во время красноречивой жестикуляции, камера даёт крупный план её подмышек, которые выглядят в точности как у куклы барби: руки крепятся к туловищу при помощи шарообразных креплений.
    «Это не кукла», — говорит голос диктора за кадром. — «Это девушка, которая думает, что она кукла».
    Девушка энергично что-то рассказывает своим слушателям: нескольким пластиковым игрушкам и книге. Она моргает большими выразительными глазами, изредка жестикулирует руками. Звуковой фон — щёлкающая плёнка, будто в старом кино, слова почти неразличимы.
    Ролик заканчивается, опять появляется тёплый свет, а цель эксперимента и его ход так и не становятся ясны. Мы обращаемся за разъяснениями к Роману, который организовал приезд нашей группы. Роман сначала многозначительно улыбается, а потом подзывает женщину в белом халате и просит рассказать нам подробности эксперимента.

    Эксперимент. Рассказывает женщина в белом халате

    «Все участники эксперимента помещаются в одно общее помещение, то есть сюда, где мы уже с вами находимся. Здесь вам всем должно быть комфортно, здесь все — друзья, всех объединяет любовь к науке и желание быть ей полезным. Каждому участнику вводится под кожу специальное вещество, благодаря которому он погружается на короткое время в сон. Условия для сна, как видите, комфортные — мягкий чистый ковёр, много подушек. Во время сна испытуемому надевают на голову почти невесомую шапочку с датчиками. Датчики позволяют отслеживать его физическое, психическое состояние и мироощущение. Они посылают сигнал компьютеру, за которым сидят наши специалисты. Когда испытуемый просыпается, начинается самое интересное. То, собственно говоря, ради чего и проводится этот эксперимент. Проснувшись, испытуемый осознаёт себя другой личностью, не той, которой привык быть всегда. Более того, он может осознавать себя другим существом, даже неодушевлённым предметом. Нередки случаи, когда испытуемый считает себя книгой после пробуждения. Ещё мы наблюдали тенденцию к осознаванию себя камнем, лопатой и даже роялем! Вы только что смотрели ролик: мы показали случай, когда кукла барби общается с другими игрушками и книгой. Так вот, это типичное поведение “проснувшихся”. Они собираются в группы и общаются. Наш компьютер фиксирует самоосознавание каждого и переводит его в цифровое кино. Он объединяет самоосознавание всех участников и в результате получается общая картина хода эксперимента. Как бы взгляд со стороны. Здорово, правда?»
    Нас одолела волна смешанных чувств.
    «Вы не волнуйтесь, — продолжала женщина в белом халате. — Вы все будете под присмотром наших специалистов. Всё пройдёт благополучно. Как только вещество перестанет действовать, вы плавно перейдёте в своё обычное состояние. Тогда к вашим услугам будет наша бесплатная столовая…»

    За пять минут до начала

    Женщина нас покинула, и мы остались стоять своим небольшим кружком в комнате-кинотеатре с подушками. Люди продолжали прибывать. Мимо нас прошла скромно одетая семья с дочкой-подростком.
    Объявили, что до начала эксперимента осталось пять минут. Поднялась суматоха, люди принялись занимать места. Мы посмотрели друг на друга в раздумье: насколько сильно мы хотим прямо сейчас стать книгами?


  5. Триеннале или в голове А.Монастырского

    28 апреля, 2017 by bibi

    26 апреля 2017 года МАО оказались в центре современного искусства «Гараж» с целью посетить Триеннале Современного искусства.

    Напротив входа в Гараж на фоне туманного мокрого воздуха растянулась стена из детских рисунков. На рисунках всеми цветами радуги была изображена собственно радуга. Яркое впечатление от блеска наивной детской души.

    Экспонаты триеннале делились на две категории: те, которые можно расшифровать и те, которые можно, но сложно. К последнему относились, например, произведения творческой группы «Нежные бабы». На видео одна из нежных баб долбит палкой лёд озера, на стоя на нём в белом платье. Потом баба стремительно начинает раздеваеться, ей это даётся тяжело, баба пыхтит, но всё-таки вылезает из платья, бросает его на лёд, и теперь, абсолютно голая продолжает лупить палкой лёд, попадая по платью. Хочется ей сказать: «Не руби сук, на котором сидишь, то есть, лёд, на котором стоишь». Но здесь участника видео и зрителя разделяет непреодолимая стена киноискусства.

    Из экспонатов, легко поддающихся расшифровке, выделяются работы художника-коллекционера. Художник решил помочь зрителю и снабдил свои экспонаты каталогами, в которых вкратце изложена история и описание объектов. Хочется выделить объект, который порадовал МАО и даже вызвал в них тёплый прилив энергии Ци. Это привезённая из Китая половина покрышки под названием «Охотник на улиток». Покрышка действительно использовалась для ловли улиток в одном из китайских городов, она плавала, привязанная шнуром в водах озера среди ей подобных и притягивала к себе улиток.

    Особого внимания требует экспонат руки и идеи Павла Пепперштейна «Воскресший Пикассо». Пикассо воскрес в 3111 году и нарисовал несколько картин, представленных на Московском триеннале 2017 года в Гараже. Интересны видеозаписи интервью с людьми, окружающими воскресшего Пикассо. Среди них — друг МАО философ Виктор Осипов. Виктор вещает на камеру из будущего. Там, в будущем, он психиатор, исследователь Дао Бардо.

    МАО ходили по выставке, силясь понять концепты экспонатов. Интерес привлекла деревянная статуя: в деревянной бочке деревянное лицо, над бочкой — деревянная рука, выжимаюшая кирпич, который истекает струёй самогона. Самогон попадает деревянному лицу в открытый рот. Наверное, композиция называется «Добрый сон каменщика»?

    Интересный экспонат «Четыре маршрута» или, может быть, он называется «В голове Андрея Монастырского»? В комнате три на три метра в центре каждой из четырёх стен висит по плоскому экрану. На всех четырёх экранах статично показано здание «кондор» на Тургеневской площади (офис компании Лукойл), сакрального «инспиратора» в мифологии московских концептуалистов, одним из отцов-основателей которых является Андрей Монастырский. Зритель может встать в центр комнаты и начать медленное вращение вокруг своей оси, смотря на экраны. Вдруг неожиданно на каждом из экранов начинается видеоряд движения от этого здания по четырём различным маршрутам на ускоренной скорости. Зритель продолжает кружение и как бы следует по четырём различным маршрутам вместе с А. Монастырским, как бы оказываясь у него в голове.

    Триеннале как аттракцион для ума удалось, но вот что странно: ни один из экспонатов нельзя назвать эстетически прекрасным. Будто для художников это не важно, все ушли в концепт, но как же красота? «Красота в закатах и рассветах», отвечают они. Но разве не интересно потягаться с Богом, создать прекрасное самим? Хочется задать вопрос фразой из сериала Декстер: «Что за странная х..ня, друзья мои?»

    Как бы то ни было, МАО вернулись домой с идеей нового видео проекта. Не зря сходили на выставку, не зря!


  6. Донкихотство

    24 октября, 2016 by bibi

    image

    Белая плитка в торговом центре, расскрашенная мной в планшете

    Вчера мне выпал жребий идти в торговый центр за продуктами.

    После совершенной миссии я решила накормить себя сэндвичем с капучино. И вот, стою я с подносом в руках среди многочисленных столиков ресторанного этажа торгового центра и понимаю, что воскресенье — мест нет вообще. Вдруг вижу боковым зрением, что слева от меня отъезжает паровозик, наполненный детьми. Паровозик-то отъезжает, а остановка остаётся. Вот оно — укромное местечко, без толпы и шума! Иду на остановку, сажусь на деревянную лавочку, раскладываю вещи: поднос с едой, рюкзак, пальто. Начинаю трапезу.

    Тут ко мне на лавочку подсаживается женщина.

    Я, немного подумав, предлагаю ей отведать мой сэндвич, женщина вежливо отказывается. Я интересуюсь, закончился ли дождь — по крыше остановки вроде бы уже ничего не стучит. Женщина отвечает, что дождь закончился, и, похоже, скоро даже выйдет солнце.

    Тут подъезжает паровозик с детьми. Дети весело вылезают, им помогают родители. Машинист устало ждёт новых пассажиров. Вдруг его взгляд падает на меня.

    — На остановке есть запрещается, — произносит грозно машинист.

    — На остановке курить запрещается. Есть — можно, — отвечаю я примерно тем же тоном.

    Повисла долгая пауза, во время которой я дожевала сэндвич,  допила капучино и собралась уходить.

    — Правильно Вы ему, так и надо, — неожиданно проговорила женщина. — Дай им волю, они ещё и спать на остановках запретят!

    — Во-во! — согласилась я, и мы весело распрощались.

     

     

     


  7. Сирена

    26 апреля, 2016 by bibi

    Никита опять услышал странный гудок. Он всё ещё не мог привыкнуть к этому звуку, въедливому, словно зануда-коллега. Но меньше всего мог он привыкнуть к действиям, которые каждый гражданин должен выполнять после гудка: бежать, бежать с улицы в близлежащее укрытие. Дом, метро, торговый центр — неважно. Важно — забежать, и чтобы дверь и окна там были намертво закрыты. Таково постановление правительства. И вряд ли кто-нибудь по доброй воле захочет оставаться на улице после гудка.

    Никита забежал в торговый центр и сразу же наткнулся на толпу, которая хаотично разбегалась по зданию. Уборщицы и охрана закрывали окна. Никита прошёл вперёд к открытой кофейне в центре пространного холла. Все места уже были заняты, но можно было взять кофе и устроиться с чашкой латте где-нибудь на полу, прислонившись спиной к мраморной стене. Никита так и сделал.
    Рядом села девушка с синими волосами и золотыми линзами в глазах. В её подростковых пышных щёчках были вставлены огромные тоннели. Она увлечённо читала лазерный текст, подаваемый в воздух из её смарт-кольца на пальце, и то и дело высовывала из тоннеля в щеке язык наружу. Никита настроил свои смарт-часы на видео и перед ним возникла картина того, что происходит прямо сейчас на улице. Почти весь торговый центр сделал то же самое.
    Это зрелище ещё не успело приесться. На город медленно наплывал летающий огромный механизм, закрывая собой солнце, небо, бросая бесконечную холодную тень на улицы. Механизм снизу воспринимался как платформа с большими круглыми отверстиями. Раздалась вторая сирена. Никита видел, что снаружи уже никого живого нет — все успели спрятаться. И вдруг началось.
    В платформу медленно и бесшумно полетели банки от газировки, красочные тенты, разноцветные лампочки, упаковка от уличной еды, камушки, чьи-то брошенные велосипеды и лётные доски. И ещё несколько бомжей.
    Когда грязные люди стали подниматься в воздух, холл торгового центра сразу оживился. «Опять не повезло беднягам», «Так им и надо», «Ничего страшного, вернутся назад отпылесошенными» — раздавалось кругом.
    Никита отпил латте и задумался: «Может быть в следующий раз остаться на улице?…»


  8. Мамлеев

    19 марта, 2016 by bibi

    ЗДЕСЬ


  9. Рассказ

    11 февраля, 2016 by bibi

    СЧАСТЬЕ,  Юрий Мамлеев

    Деревушка Блюднево затерялась на окраине Подмосковья между запутанными шоссе, железной дорогой и заводскими городишками. Народец здесь живет богато, по-серьезному: в каждом доме пропасть еды, подушки, чарки и телевизор. Некоторые покупают даже толстые книги. Жизнь идет спокойная, размеренная, как мысли восточных деспотов. Иногда только для увеселения молодежь колотит кого попало или увлекается мотоциклами.

    Все земные блага сошли на Блюднево, потому что обитателям, учитывая местную древнюю традицию, разрешено заниматься художественным промыслом: делать и продавать замысловатых деревянных бабок, лошадей, волков. Кроме того, есть возможность поворовывать.

    Жизнь здесь настолько сыта и успокоена, что некоторые жители даже спят после обеда. Часа в два-три дня деревенька до того притихает, как будто весь народец уходит на время передохнуть на тот свет. Порой, правда, по улице прошмыгнет какой-нибудь козлик или ретивый мальчишка, играющий сам с собой.

    Лишь у ветхого одинокого ларечка, где продаются конфеты, водка и сапоги, за низеньким, дощатым столиком, рядом с Божьей травкой, сидят за пивом непонятного приготовления двое дружков: один по прозвищу Михаило — толстый, здоровый мужик, необычайно любящий танцевать, особенно с малыми детьми; другой Гриша — лохматый мужчина, с очень отвислой, мамонтовой челюстью и маленькими печально-вопросительными глазками. После очередного запоя они лечатся пивом, и выражение их лиц трезвое, смиренное.

    — Что есть счастье? — вдруг громко спрашивает Гриша. Михайло смотрит на него, и вся физиономия его расплывается, как от сна. Всего полчаса назад он, отобрав четырех малышей шестилетнего возраста, лихо отплясывал с ними в хороводе, покуда не упал, чуть не раздавив одного из них.

    Не получив ответа, Гриша жадно макает свою кудрявую голову в пиво, потом нагибается к Михайле, хлопает его по колену и хрипло говорит:

    — Слышь, браток… Почему ты счастлив… Скажи… Корову подарю…

    Михайло важно снимает огромную Гришину ручищу с колен и отвечает:

    — Ты меня не трожь.

    Гриша вздыхает.

    — Ведь все вроде у меня есть, что у тебя… Корова, четыре бабы, хата с крышей, пчелы… Подумаю так: чево мне яще желать? Ничевошеньки. А автомобиля: «ЗИЛ» там или грузовик — мне и задаром не нужно: тише едешь, дальше будешь… Все у меня есть, — заключает Гриша.

    Михайло молчит, утонув в пиве.

    — Только мелочное все это, что у меня есть, — продолжает Гриша. — Не по размерам, а просто так, по душе… Мелочное, потому что мысли у меня есть. Оттого и страшно.

    — Иди ты, — отвечает Михайло.

    — Тоскливо мне чего-то жить, Мишук, — бормочет Гриша, опустив свою квадратную челюсть на стол.

    — А чево?

    — Да так… Тяжело все… Люди везде, комары… Опять же ночи… Облака… Очень скушно мне вставать по утрам… Руки… Сердце…

    — Плохое это, — мычит Михайло.

    Напившись пива, он становится разговорчивей, но так и не поднимая полностью завесы над своей великой тайной — тайной счастья. Лишь жирное, прыщеватое лицо его сияет как масленое солнышко.

    — К бабе, к примеру, подход нужен, — поучает он, накрошив хлеба в рот. — Баба, она не корова, хоть и пузо у нее мягкое… Ее с замыслом выбирать нужно… К примеру, у меня есть девки на все случаи: одна, с которой я сплю завсегда после грозы, другая лунная (при луне, значит), с третьей — я только после баньки… Вот так.

    Михайло совсем растаял от счастья и опять утонул в пиве.

    — А меня все это не шевелит, — рассуждает Гриша. — Я и сам все это знаю.

    — Счастье — это довольство… И чтоб никаких мыслей, — наконец проговаривается Михайло.

    — Вот мыслей-то я и боюсь, — обрадовался Гриша. — Завсегда они у меня скачут. Удержу нет. И откуда только они появляются. Намедни совсем веселый был. Хотя и дочка кипятком обварилась. Шел себе просто по дороге, свистел. И увидал елочку, махонькую такую, облеванную… И так чего-то пужливо мне стало, пужливо… Или вот когда просто мысль появляется… Все ничего, ничего, пусто, и вдруг — бац! — мысль… Боязно очень. Особенно о себе боюсь думать.

    — Ишь ты… О себе — оно иной раз бывает самое приятное думать, — скалится Михайло, поглаживая себя по животу.

    В деревушке, как в лесу, не слышно ни единого непристойного звука. Все спит. Лишь вдали, поводя бедрами, выходит посмотреть на тучки упитанная дева, Тамарочка.

    — В секту пойду, — бросив волосы на нос, произносит Гриша.

    Михайло возмущается.

    — Не по-научному так, — увещевает он. — Не по-научному. Ты в Москву поезжай. Или за границу. Там, говорят, профессора мозги кастрируют.

    — Ух ты, — цепенеет Гриша.

    — Ножами, <-> важничает Михайло. — В городах таких, как ты, много. У которых — мысли. Так им, по их прошению, почти все мозги вырезают. Профессора. Так, говорят, люди к этим профессорам валом валят. Очереди. Давка. Мордобой. Ты на всякий случай свинины прихвати. Для взятки.

    — Ишь до чего дошло, — мечтательно умиляется Гриша. — Прогресс.

    — То-то. Это тебе не секта, — строго повторяет Михайло. Гриша задумывается. Его глазки совсем растапливаются от печали, и он вдруг начинает по-слоновьи подсюсюкивать что-то полублатное, полудетское.

    — Все-таки нехорошо так, по-научному. Ножами, — говорит он. — Лучше в секту пойду. Благообразнее как-то. По-духовному. Михайло машет рукой и отворачивается от него.


  10. Иранские цветы

    15 января, 2016 by bibi

    image

    Снился мне сон, как мы семьёй коротали дни в Иране. Помимо восточного колорита интерьера отеля и его окрестностей нас заняло одно странное обстоятельство. На территории отеля находился бассейн, в котором плавали огромные цветы. Цветы были особые, иранской породы: они имели нежные бело-розовые лепестки, похожие на лепестки гибискуса, а в центре цветка располагался яркий розовый диск, как у цветка лотоса. Каждый цветок был настолько большой, что отдыхающие плавали в бассейне, оперевшись на диск цветка как на надувной круг. Некоторые пытались залезть на него как на матрас, но цветок не выдерживал нагрузки взрослого человека и быстро шёл под воду. Только маленьким детям была доступна радость катания на цветке.

    Итак, в один солнечный знойный день мы плюхнулись в бассейн и поплыли наперегонки к цветку. Надо сказать, цветов было не так много, гораздо меньше, чем желающих с ними развлекаться. Не помню, кто первый доплыл, но поплавали мы с цветком от души. Вода в бассейне искрилась от солнечных лучей, а растение оказалось сильным, нежно-бархатным на ощупь, а внутренний диск прочный, будто резиновый, но не совсем. Сложно описать природный материал. Что напоминает дерево на ощупь? Дерево. А что напоминает диск огромного иранского лотоса-гибискуса на ощупь? Ответ очевиден.

    В общем, хорошо в Иране, а цветы там так вообще сказка!

    image


  11. Как я был балериной

    14 января, 2016 by bibi

    image

    Сегодня ночью мне плохо спалось. Я несколько раз просыпалась с мыслью, что я — балерина, я — гордость Большого Театра. В одно из таких пробуждений мне мнилось, что утром надо будет тянуться, а ноги уже вот полгода как не те. Растяжка даётся с трудом, но ничего не поделаешь, приходится трудиться, ведь я — прима-балерина и не могу подвести театр. Потом я бредила репетицией: будем отрабатывать прыжки с поддержкой, но как было бы прекрасно забить на репетицию и валяться целый день дома, в тёплой постельке, не чувствуя ни грамма угрызения совести…

    Вдруг, словно морской бриз знойным летом, ко мне пришло осознавание, что я — не балерина, более того, могу спать сколько хочу и никуда утром бежать не надо. Вот оно счастье : )

     


  12. Неважные мысли

    22 декабря, 2015 by bibi

    Иногда я думаю: столько занятий, почему я сижу и ничем не занимаюсь? А потом думаю: какая странная мысль мне пришла в голову. И медленно исчезающее время ласкает мою щёку краем своего бархатного рукава.


  13. Двойник

    7 ноября, 2015 by bibi

    Тёмной безлунной ночью он был похож на китайца.


  14. Похищенная каша

    16 февраля, 2015 by bibi

    Каждое утро мы едим на завтрак кашу. Маша, семейный шеф-повар, следит за тем, чтобы каша была каждый день разная: то овсянка, то пшённая, то овсяная из цельного зерна, то сваренные дроблённые зёрна пшеницы. Разнообразие проявляется и в способе приготовления: каша готовится на молоке, на воде, приправляется мёдом, грецкими орехами. Иной раз на столе появляется постная каша без излишеств, строгая и правильная.

    Несколько дней назад утро выдалось солнечным. Мы проснулись рано и завтракать решили раньше обычного. Когда сели за стол, как раз открылись торги на бирже, и Олег поставил рядом с тарелкой ноутбук. Настроение у всех было бодрое и весёлое. И вот мы сидим за столом, Олег занят биржей, мы с Машей едим и, словно птички, увлечённо чирикаем. Когда последняя ложка была уже съедена, Маша встаёт и относит свою тарелку в раковину, протягивает мне руки, я ей отдаю свою пустую тарелку, протягиваю руки Олегу, он мне отдаёт свою. Я передаю тарелку Маше, она ставит её в раковину и заливает водой из под крана. Во время всей этой цепочки действий мы с Машей не перестаём чирикать. Вдруг Олег отрывается от монитора берёт ложку и решает, наконец, приступить к поеданию каши.

    Каково оказывается его удивление, когда он понимает, что горячую, почти нетронутую кашу, у него забрали. Какого же наше удивление, что он сам отдал свою тарелку, а мы даже не подумали заглянуть в неё.

    Несколько дней после этого случая за  завтраком мы все были крайне внимательны. К завтраку решили приступать через полчаса после открытия торгов, за едой почти всё время молчали. Молчание за завтраком уже почти обернувшееся традицией, прервалось утром сего дня.

    На завтрак подавалась пшённая каша на молоке: пышная и вкусная. Накануне поздно вечером по телевизионному каналу «Культура» показывали оперу «Фауст», которую Олег просмотрел всю и о которой всё утро нам рассказывал. Рассказ был очень интересным, он охватывал и режессуру, и декорации, и исполнение балета, и виртуозность музыкантов. Мы с Машей слушали, затаив дыхание, и даже не заметили, как все сели за стол и начали есть. Сознание вернулось только тогда, когда Маша начала забирать у меня из-под рук тарелку с недоеденной кашей.

    «На этот раз не пройдёт!» — среагировала я, крепко вцепившись в тарелку.

    Хохотали мы все громко и долго.

     

     


  15. Зачем путешествовать?

    29 января, 2015 by bibi

    Зачем путешествовать? Вот казалось бы, сиди себе дома в родном городе или деревне и горя не знай. Ну зачем куда-то выезжать, ведь путешествие всегда сопряжено с риском? Путешествие, в отличие от туризма, подразумевает неизвестность, открытие, исследование, знакомство с другими культурами, кухней, ночёвку часто в странных местах… Можно заболеть какой-нибудь страшной туземной болезнью? Можно. Можно отравиться? Можно. Можно стать жертвой жуликов? Можно. Можно свалиться вместе с автобусом с высокогорной дороги в пропасть где-нибудь в Лаосе? Можно. Но не нужно : )

    Путешествие всегда содержит в себе потенциал риска. В родном городе/деревне риска во много раз меньше. Но, как говорится, любишь путешествовать, люби и рисковать.

    Когда мы только начали путешествовать, у нас было мало денег и много борзости. Кто бы мог подумать, что поездка на Ближний Восток обернётся для нас знакомством с шейхом Пальмиры, а потом он будет уговаривать нас гостить в его доме, а когда мы переедем к нему из гостиницы, начнёт возить нас по своей стране, знакомить со своими родственниками и бедуинами, устраивать обед в нашу честь на коврах в оливковых садах среди принадлежащих ему греческих развалин? Могли ли мы себе представить, что египетская крестьянка пригласит нас к себе в гости, чтобы угостить чаем с масляными лепёшками? Или что мы будем рассекать пески Сахары на джипе вместе с тамплиером-англичанином и его странной компанией? Будем спать под мириадами звёзд в Великом Песчаном Море и прятать кожаные ботинки под голову, чтобы они не достались диким лисам?

    Или позже, уже в Пекине, мы станем жертвами мошенничества на чайной церемонии, когда китайские студенты из Шанхая обведут нас вокруг пальца как детей? А в Камбодже будем лазить по древнему храмовому комплексу Ангкор Ват среди джунглей и слонов, едва помещающихся за огромными тропическими деревьями. Или замрём на острове в Андаманском море и будем несколько месяцев просто жить рядом с морскими пиратами, купаться, есть ананасы с манго и не верить своему счастью.

    Этот список можно продолжать долго. Вот что такое путешествие. Стоит ли ради него рисковать? Думаю, да.

    Но всему есть предел, и наступает время, когда тянет на родину, домой, к привычной смене сезонов, борщу, солённым огурчикам с  жареной картошечкой, прогулкам по заснеженному лесу… Время отдыхать от впечатлений, время переваривать их, делать выводы, время спокойного чтения в привычной домашней атмосфере.

    И вот, когда ты уже дома, в родной культуре тихо проводишь дни, начинается что-то не менее интересное, даже волшебное.

    Ты начинаешь путешествовать во сне. Сознание настолько привыкло к смене картинок, вкусов, новым знакомствам, удивительным местам, что начинает творить их, когда ты спишь.

    Здесь, в Крыму, среди привычной культуры, вкусной домашней еды и атмосферы каждую ночь мне снятся путешествия. Мы втроём где-нибудь находимся, чем-то заняты, что-нибудь исследуем, едим, с кем-нибудь встречаемся… Доходит до смешного. Сегодня, например, во сне мы были в Латинской Америке (где никогда на самом деле не были). Дивное предзакатное освещение, люди такие красивые в ярких одеждах со странными выражениями лиц. Пальмы, кактусы. Мы договорились с каким-то поваром, работающим на уличной переносной кухне, и он разрешил нам пожарить картошку в кукурузном масле. Мы её нажарили себе в дорогу и отправились прямо с блюдом жареной картошки осматривать окрестности. Дорогу нам перешёл верблюд, украшенный цветной попоной с кисточками. За верблюдом дорога шла вниз. Это скорее была не дорога, а очень крутой песчаный спуск, и мы, как в детстве со снежной горки, съехали вниз. Я при этом держала блюдо с картошкой — манёвр оказался не из простых, но весьма увлекательных.

    Вот зачем нужны путешествия или недалёкие поездки (главное — не организованные туристическими фирмами, ведь для полноты эффекта каждый путешественник должен сам взаимодействовать с действительностью). Чтобы потом интересно спать : )

     


  16. Очищенный нефрит

    29 июня, 2014 by bibi

    В тёмном переулке вдруг раздался крик кошки. Опять они вертятся под ногами — подумала Ву и свернула в следующий ещё более тёмный переулок. Запах мочи резанул по носу, и наконец в отдалении показался тусклый огонёк. Ву стала мечтать о горячей домашней лапше.

    Ву Вэн Линг каждое утро встаёт до рассвета. Время, когда можно посидеть на крыше дома в тишине с чашкой горячего какао в руке. Солнце появляется каждый раз рядом с небоскрёбом. Как повезло, что дом построили на несколько метров правее рассвета!

    В шесть тридцать Ву выходит из квартиры. Надо пройти пару кварталов: сначала по узким вонючим переулкам, потом по широкому проспекту. В конце проспекта — гестхаус. Место, куда стекаются иностранцы, чтобы провести пару дней в её городе,  и место, где работает Ву.

    Ву стоит за стойкой недорогого гестхауса, одетая в зелёную форму, и с улыбкой приветствует гостей. Она не хотела бы быть на их месте, ей их жалко. Гружённые рюкзаками, красные, в мыле, они отворяют тяжёлую деревяную дверь и вваливаются  в холл гестхауса. Их интересуют только четыре вещи: есть ли свободная комната, достаточно ли она дешева, есть ли горячая вода, и во сколько отходит автобус на терракотовую армию.

    Ву видела терракотовую армию. Она не затронула ни единого уголка её сердца. Какой толк смотреть вниз с высокой галереи на множество фигур из глины, когда и разглядеть их толком не можешь? По телевизору и того больше увидишь.

    Очищенный нефрит — вот, что означает её имя Вэн Линг. Иностранцы любят нефрит. Интересно, догадываются ли они, что её так зовут?

    Ву не хотела бы выйти замуж за иностранца, в отличие от её коллег по гестхаусу. Она приветлива к гостям, но исполнена чувства собственного достоинства. Иностранцы странно пахнут и они нетерпеливы. И ещё Ву любит свою крышу, рассвет и чашку горячего какао по утрам.

    Завтра опять слева от небоскрёба появится глаз солнца…


  17. рецензия

    19 мая, 2014 by bibi

     

    Рецензия на книгу «Нечто Большее» («Тайна Лохматого пса») Виктора Осипова

    «Нечто Большее» — что это? Пособие по игровому разговору? Духовный текст? Философский трактат? Учебник по беспечному времяпрепровождению? Пособие для писателей и сценаристов? На все эти вопросы можно дать утвердительные ответы. И всё равно данная книга окажется нечто большим: она выведет читателя из обыденности восприятия жизни, тупого хождения по кругу штампов, раскроет удивительные тайны свежего взгляда на мир, лёгкости бытия. Методом освобождения будет игра. Средством – разговор.

    Ведя нас по главам, словно по ступеням вверх к сиянию смыслов, автор учит играть общаясь, или общаться играя. Отпуская воображение на волю, мы научимся придумывать книги и фильмы, узнаем в чём разница между игровым и предметным разговором, совершим путешествие по воображаемым мирам и узнаем, как можно путешествовать по-настоящему, но гораздо увлекательнее, чем раньше.

    Ещё книга научит нас шутить. Мы станем более любопытными и узнаем как можно играть, одновременно удерживая дистанцию по отношению к игре. Но зачем же играть, спросит читатель? Для того, чтобы пережить «Встречу Земного и Небесного» иными словами, выйти за пределы скучной обыденности и познать мир как Нечто Большее.

    Вместе с автором нашими учителями оказываются персонажи книги — вымышленные духовные учителя и их учения, арт-группы, персонажи прошлого и их подходы к жизни. Текст книги изобилует притчами и мудрыми высказываниями героев, даёт читателю возможность проникнутся интересными учениями и новыми идеями. Более того, книга содержит многочисленные примеры реальных разговоров, в которых автор принимал участие и которые приведены здесь с целью проиллюстрировать основные идеи книги.

    Яркой нитью сквозь всю книгу проходит идея шутки. Шутка как основная практика последователей Яхьи из Тарса, шутки Калифорнийских друзей, анекдоты, шутки, которые шутит с нами автор. Автор шутит и над самим собой, когда пишет о себе в третьем лице, цитируя свои же собственные техники и открытия. Важной составляющей юмора является мета-шутка. Читатель узнаёт о различных тонкостях создания шутки.

     

    Книга может быть полезна не только желающим овладеть искусством разговора. «Нечто Большее» — это учебник составления текстов и сценариев, придумывания фильмов, книг и перформансов. Также книга является пособием для создания непринуждённой творческой атмосферы, необходимой для креаторов. Именно такая игровая атмосфера способствует возникновению действительно хороших творческих продуктов. Людям, занятым в любой сфере деятельности, где воображение способствует творческому проявлению, будет полезно прочитать данную книгу.

    И снова вернёмся к игре, как к способу обретения счастливого творческого состояния. Ведь данная книга в первую очередь об игровом разговоре, способным ввести в такое состояние, которое не захочется больше терять. Именно оно даёт нужную дистанцию к любой жизненной ситуации, даёт возможность творить свою жизнь и быть довольным ею. Осознавая ценность этого игрового состояния, несколько лет назад Виктор Осипов написал стихотворное произведение «Тридцать сребреников», посвящённое как бы в шутку (в шутку ли?) предателям игры:

     

    Сладко играть, но потом возвращается страх,

    Или жадность, или чувство собственного достоинства,

    Как будто мед начинает горчить на губах,

    Или черти принимают образ духовного воинства

    В адском зеркале мира игра не имеет цены,

    Она ветрена и легка, она обращена к звездам,

    Пустяки, иллюзии, какие-то детские сны,

    Нужно же когда-то быть и серьезным.

     

    Если просто позволить себе играть

    Забыть о будущем, быть здесь и сейчас в раю

    Можно ведь что-то важное потерять

    Не успеть прожить, как положено, жизнь свою

     

    Время идет, как будто сквозь пальцы песок

    Довольно уже тешиться детскими игрушками,

    Может быть, так думал Иуда, взяв кошелек,

    Он был сыт по горло дружескими пирушками.

     

    Итак, читатель, желаю приятного путешествия в мир воображения, игры и смыслов!

     

     


  18. московские концептуалисты

    14 мая, 2014 by bibi

    В. о фильме: «Это — художественное высказывание о восприятии композиции, о контексте, переконтекстуализации и юморе, о поэтическом языке и языке вообще, о пустотности (бесконечном многообразии) порождаемых сознанием связей и отношений. И еще это по-настоящему смешно».

    СМОТРЕТЬ ФИЛЬМ


  19. последний абзац фантастического романа «возвращение»

    20 апреля, 2014 by bibi

    Саша Наумов положил микролёт в карман. Ему очень хотелось отправиться дальше, но Обещание не позволяло ему сделать это. Солнце уже село, и неподвижные Ибисы словно свечи каштана белели на ветках какого-то раскидистого дерева. «Вот и всё…» —  думал Саша. — «Вот и всё…»


  20. корова, мужик и жена его, Варька

    13 сентября, 2013 by bibi

    Как-то раз мужик свою корову по привычке вечером на двор загонял. Вдруг корова поворачивается и говорит:

    — Мужик, вот ты меня всё время палкой бьёшь и гоняешь, а ведь не знаешь, что я — волшебная корова. Священная. Я Кришну видела!

    Мужик испугался, сначала забыл как разговаривать… Кришну-то он и сам видел райцентре с барабанами, а вот что коровы разговаривают — первый раз заметил. А потом от испуга как затараторил:

    — Да не священная ты, врёшь, корова, брешешь. Вот была бы священная — удивила бы меня чем-нибудь.

    — Отпусти меня, и я твои желания исполнять буду. Вот иди в хату да пожелай чего-нибудь.

    Мужик верёвку бросил и пошёл в хату, а корова — на волю.

    Переступил мужик порог и думает:

    — Ну и ну… Надо посидеть что ли…

    Тут жена суп с плиты снимет, смотрит на мужа, а он — седой!

    — А! — кричит жена, — ты поседел, седой ты!

    — Да уж? — смотрит в зеркало, и вправду седой.  — Ох, корова!!!!

    — Какая я тебе корова, я жена твоя, дурень, — обиделась жена.

    — Да не ты — корова, — ласково отозвался муж. — Ты — моя курочка ненаглядная.

    Смотрит мужик: вместо жены у плиты курица стоит. Да красивая какая — глаз не оторвать!

    Ну не с курицей же жить. Смекнул мужик: надо просить корову жену обратно вернуть. Начал под нос бормотать:

    — Коровушка, милая, сделай так, чтобы Варька опять женой моей стала.

    Тут курица расти начала. Большая такая стала, ростом с человека. Нахохлилась, распушилась.

    Смотрел мужик на неё как вкопанный, а потом вдруг моргнул и видит — перед ним Варя, жена его любимая опять стоит как ни в чём не бывало.

    Подбежал к ней мужик, обнял её, прижал к себе и говорит:

    — Мы теперь с тобой как голубки жить будем.

    Тут муж с женой в голубей превратились да в открытое окно и улетели.

    Наверное сейчас где-то летают, горя не знают. А корова священная в степи ходит, свободу вкушает.

    Про эти дела мне муха как-то рассказала. Она, муха, мудрая — много летает, многое видит, о многом знает. Может и к Вам как-нибудь прилетит да не такое расскажет. Поживём — увидим.